Навигация
Главная Статьи
 
Пользователь
Забыли пароль?
Регистрация
 
Поиск
 
RSS / MAP / W3C

RSS - международный формат, специально созданный для трансляции данных с одного сайта на другой. 
Используя готовые экспортные файлы в формате RSS, вы можете разместить на своей странице заголовки и аннотации сюжетов наших новостей. 
Кроме того, посредством RSS можно читать новости специальными программами - агрегаторами новостей - и таким образом оперативно узнавать 
об обновлениях нужных сайтов.
Google SiteMap
Valid XHTML 1.0 Transitional
 
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА

Сегодня становится все более очевидным, что основной экологической проблемой развития в XXI в. является угроза потери природной устойчивости, т.е. способности биосферы и составляющих ее экосистем ассимилировать последствия разнообразных антропогенных воздействий на природную среду.

В развитых странах проблемы сохранения природы находятся среди приоритетов развития уже более полувека. Об этом свидетельствуют наличие комплексных государственных природоохранных программ и развитого законодательства, жестко регламентирующего защиту экологии, деятельность влиятельных политических партий «зеленых», общественных организаций, борющихся за охрану окружающей среды и т.д.

Важнейшую роль в деле охраны окружающей среды в развитых странах играет социально ответственный бизнес. Передовые компании в последние годы занимают все более активную природоохранную позицию и не только соблюдают экологическое законодательство, но и сами выступают с инициативами, направленными на ужесточение природоохранных норм в своих корпорациях, которые нередко бывают более жесткими, чем даже прописанные в законодательстве.

Естественно, что высокие стандарты природоохранной деятельности требуют от бизнеса серьезных инвестиций в эту сферу, и он добровольно их делает. Однако этот ответственный подход к охране природы бизнес осуществляет не из альтруистических побуждений или боязни какой-либо кары, а прежде всего на основании делового расчета. В конце XX - начале XXI в. стало очевидно, что экологически ответственное поведение вошло в число главных факторов развития и конкурентоспособности бизнеса. Оно учитывается международными финансовыми институтами (ЕБРР, Всемирный банк) при предоставлении кредитов. Кроме того, в ряде крупнейших международных банков приняты так называемые «принципы экватора», учитывающие экологические аспекты при кредитовании бизнеса .

Ответственное экологическое поведение компании может серьезно содействовать расширению ее партнерской и клиентской базы, круга потребителей товаров и услуг, содействовать получению госзаказа, т.е. напрямую помогать развитию бизнеса, поскольку и власти, и фирмы, и граждане в развитых странах предпочитают иметь дело с компаниями, заботящимися об охране природы и производящими экологически чистую продукцию.

И наконец, экологически ответственное поведение компании содействует наращиванию ее репутационного капитала, который, в свою очередь, напрямую связан с ростом капитализации компании.

В результате, экологическая политика компаний в развитых странах является для них не бременем, повышающим себестоимость продукции, как это нередко считают представители российского бизнеса, а наоборот, важным фактором, повышающим эффективность производства, его конкурентоспособность и капитализацию.

Благодаря экологической ответственности бизнеса в развитых странах можно наблюдать позитивные тенденции в решении ряда важных экологических проблем. Среди них: сокращение загрязнения промышленными отходами атмосферы, водных ресурсов, внедрение ресурсосберегающих технологий, развитие альтернативной энергетики, утилизация и повторное использование промышленных отходов и др.

При этом мировое сообщество продолжает крайне остро реагировать на проблемы охраны окружающей среды, особенно в условиях современного кризиса. Как заявил премьер-министр Великобритании Г. Браун на встрече представителей бизнеса в Давосе 29 января 2009 г.: «Если к 2050 году мы не уменьшим выбросы в окружающую среду хотя бы вдвое, потерпим гуманитарную и экономическую катастрофу неизмеримо большую, чем нынешний кризис» .

В современной России пока наблюдается противоположный тренд: экологическая ситуация в стране ухудшается, что негативно влияет на демографическую ситуацию, состояние трудовых ресурсов, здоровье нации, а тем самым — на перспективы прогресса и модернизации страны в целом.

Сегодня экологически неблагополучной признаются примерно 15% территории России. Это больше, чем площадь Англии, Франции, Германии, Норвегии, Швеции, Финляндии вместе взятых.

В России на площади более чем 150 млн га происходят процессы опустынивания и деградации земель, обусловленные чрезмерной антропогенной нагрузкой на территорию; на 7,5 млн га за последние годы сократились площади, занятые лесными массивами; некоторые типы экосистем и живых организмов находятся на грани исчезновения; потеряны многочисленные водные объекты и т.д. .

В 150 городах регулярно наблюдается превышение предельно допустимых норм концентрации токсичных веществ. По данным американского института (Blacksmith Institute), проводившего шестилетние исследования самых загрязненных мест на земле, из десяти таких мест - три находятся в России. Это город Дзержинск (Нижегородская область), поселок Рудная Пристань (Дальнегорск, Приморский край) и Норильск.

В стране накоплено свыше 110 млрд т отходов, из которых около 90% твердых бытовых отходов и 60% промышленных отходов не утилизируются и подвергаются прямому захоронению в шахтах, на полигонах и свалках, которые занимают огромные территории.

Приведенных данных достаточно, чтобы понять в каком состоянии находится окружающая среда в нашей стране; напомним, что на эту тему написаны десятки научных работ и подготовлены несколько информационных изданий (см., например: 3, 4, 12, 13, 14, 16). Несмотря на все разнообразие позиций и мнений, авторы этих работ сходятся в том, что положение дел с решением экологических проблем близко к катастрофическому.

С чем связано столь плачевное состояние дел с охраной окружающей среды в России? Причин здесь много. Но прежде всего варварское отношение к природе обусловлено богатством ресурсов страны. Мысль о неисчерпаемых ресурсах России, которые не обязательно беречь и рачительно использовать, на протяжении многих веков укоренялась в сознании людей и по сей день является частью менталитета большинства россиян.

Исторические источники доносят до нас факты, когда предприниматели и граждане на протяжении веков расточительно относились к лесам, земельным угодьям, полезным ископаемым. Нужен для флота корабельный лес - его рубили в 2 раза больше, чем надо, нужен древесный уголь - выжигали огромные леса; чуть-чуть снижалось плодородие полей - переходили на другие места; несколько снижалась добыча полезных ископаемых в шахте - ее бросали и копали новую и т.д. Вот лишь один характерный пример, описанный В. Ключевским, из периода правления Петра I, когда происходило становление российского бизнеса. «Предписано было везти к Петербургу вышневолоцкою системою дубовый лес для балтийского флота: в 1717 г. это драгоценное дубье, среди которого иное бревно ценилось тогдашних рублей во сто, целыми горами валялось по берегам и островам Ладожского озера, полузанесенное песком...» (7, с. 110).

Новый импульс расточительному отношению к природе был дан в советские времена. В СССР, несмотря на то, что положение об охране природы формально было включено в конституцию, природоохранные аспекты производства находились на последних местах в приоритетах предприятий. Такое отношение к природе в немалой степени вытекало из теории, согласно которой природные ресурсы, созданные без участия труда человека, не имели стоимости. Государство предоставляло их в бесплатное пользование опять-таки государственным предприятиям. По этой причине ресурсы не ценились, а против загрязнителей природы, в условиях крайне низкой цены здоровья и жизни человека, практически никакие санкции не применялись.

Кроме того, вследствие доминирования количественных показателей производства над качественными, предприятия не имели стимулов для внедрения ресурсосберегающих и природоохранных технологий.

Одновременно пропагандой тиражировались лозунги сомнительного характера, типа мичуринского: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их — наша задача». Руководствуясь этими лозунгами, страна нещадно эксплуатировала природу.

После начала осуществления в России рыночных реформ, вопросы охраны окружающей среды временно вышли на передний план, однако очень скоро их вытеснили из приоритетов государственной политики другие также весьма важные проблемы - приватизация, борьба с бедностью, инфляция, преступность, терроризм и т.д.

Не на уровне была и экологическая ответственность зарождающегося российского бизнеса. Получив в собственность государственные предприятия, собственники не только не озаботились проблемой их экологической безопасности, но и продолжили в еще больших масштабах загрязнять промышленными отходами природу. Попытки власти в 90-е годы перенести на российскую почву западные подходы к охране окружающей среды, пропущенные через жернова российской бюрократии и безответственного бизнеса, как это нередко бывает в России, дали результат, противоположный задуманному. Так, основной принцип западной природоохранной деятельности, «загрязнитель платит» превратился в принцип «платить за право загрязнять».

Предпринимателям в этот период оказалось на порядок выгодней заплатить незначительный штраф органам надзора за нарушение экологических норм (а чаще - дать взятку чиновнику), чем строить дорогостоящие очистные сооружения. Более того, государство в этот период в каком-то смысле попустительствовало бизнесу в негативном воздействии на природу. Во властных структурах родилась весьма спорная идея, согласно которой строгие экологические нормы отпугивают западных инвесторов. В результате была сведена к минимуму плата за загрязнение природы. Ради истины необходимо отметить, что в условиях системной перестройки экономики, сопровождавшейся падением производства и массовой безработицей, многие предприятия объективно не могли иметь среди своих приоритетов вопросы охраны окружающей среды, поскольку для них нередко стоял вопрос об элементарном выживании.

О том, что бизнес в 90-е годы не проявлял необходимой социальной ответственности в решении экологических проблем, говорят и наши исследования. Так, фирма «Интелбридж», которой руководил автор, с 1992 г. выпускала ежегодные справочники по банкам на основе анкет, содержащих вопрос: «Основные направления инвестирования и кредитования банка». В ответах на него с 1992 по 2000 г. информация об инвестировании средств в природоохранные проекты и даже их кредитовании практически отсутствовала.

В начале XXI в. в отношении бизнеса к охране природы наметились позитивные подвижки. Представители предпринимательских объединений и крупные бизнесмены стали все чаще говорить об экологической ответственности бизнеса как важной составляющей его социальной ответственности.

При этом экологическая ситуация в стране продолжала ухудшаться. Так, например, по данным ежегодных государственных докладов «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации», выбросы загрязняющих веществ в атмосферу предприятиями в 2002-2007 гг. увеличились с 19 481,1 тыс. т до 20 630 тыс. т . По мнению одного из экспертов, «количество предприятий, наносящих вред экологии в России колоссально. Среди них много иностранных предприятий, которые из-за слабого контроля и законодательства размещают опасные производства у нас в стране... Число таких предприятий оценивается в 1 000 000» .

Соглашаясь в целом с тем, что положение с экологической ответственностью бизнеса оставляет желать лучшего, я бы все-таки хотел возразить автору этих строк в следующем. Во-первых, вызывает сомнение цифра 1 млн предприятий, загрязняющих окружающую среду. Она означает, что ее загрязняют практически все предприятия, поскольку предприятий действительно работающих, насчитывается в стране как раз приблизительно 1 млн. Но все предприятия по определению не могут активно загрязнять окружающую среду хотя бы в силу того, что профиль большинства из них напрямую не связан с производством в этой среде. Банки, торговые и страховые компании, туристические фирмы, рекламные агентства, юридические бюро и многие другие предприятия просто в силу рода своей деятельности не могут серьезно непосредственно воздействовать на природу.

Далее, не совсем корректен тезис, согласно которому иностранные предприниматели размещают в России грязные производства, нарушают экологические нормы и т.д. Полагаю все-таки, что именно иностранный бизнес, буквально выдрессированный экологическими строгостями, в своей массе исполняет природоохранное законодательство, несет экологическую культуру и может быть примером для российских коллег. Хотя и здесь, разумеется, имеют место исключения. Достаточно вспомнить скандал вокруг нефтяного месторождения «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые разрабатывала компания «ТНК-ВР», когда были уничтожены крупные озера и даже стал вопрос о защите биоресурсов Охотского моря.

Что касается экологической ответственности отечественного бизнеса, то здесь наблюдается следующая картина. Экологически безответственный бизнес, как и ранее, продолжает загрязнять окружающую среду, выбрасывать в атмосферу вредные вещества, сливать в водоемы неочищенные стоки, создавать незаконные свалки отходов, варварски относиться к фауне и флоре страны. Причем нарушением экологических норм грешат как малые и средние предприятия, у которых иногда просто нет средств на экологию, так и индустриальные гиганты, могущие себе позволить позаботиться о природе. Тотальная коррупция в России позволяет безответственному бизнесу уходить от ответственности за ущерб, наносимый природе.

Сколь велика доля экологически безответственных предприятий в их общей массе? Это очень сложный вопрос, но можно с большой долей уверенности сказать, что их количество весьма значительно, возможно 30 и даже 40%. Подавляющее большинство остальных предприятий находится в своеобразном транзите от экологической безответственности к экологической ответственности. На практике это выглядит следующим образом. Некое предприятие построило очистные сооружения для своих сточных вод, но при этом продолжает, в силу разных причин, выбросы вредных веществ в атмосферу. Другое предприятие может соблюдать большинство экологических норм, однако не применять ресурсосберегающие и энергосберегающие технологии и т.д.

Что касается компаний, стремящихся быть экологически ответственными на уровне международных стандартов, то их в России очень мало, в лучшем случае несколько сотен. И часть из них, безусловно, это компании с иностранным капиталом. Современные российские бизнесмены явно недооценивают роль охраны окружающей среды для устойчивого развития бизнеса. Об этом говорит прежде всего нежелание подавляющего большинства бизнесменов раскрывать какую-либо экологическую информацию. Так, для справочника «Бизнес и общество» , готовившегося фирмой «Интелбридж» вместе с Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП), вопросы анкеты, касающиеся охраны окружающей среды, заполнили 33 респондента из 581, а для справочника - «Лидеры бизнеса России» , осуществленного совместно с Торгово-промышленной палатой (ТПП) РФ, несколько больше — 45 из 436.

Наши попытки восполнить нехватку информации об экологической ответственности бизнеса с помощью Интернета также не оправдали ожиданий. Так, было обследовано около 300 сайтов крупных компаний. Больше половины из них вообще не содержало какой-либо значимой информации на эту тему.

В справочнике «Социально ответственный бизнес России. Опыт лучших компаний» информацию о мероприятиях по охране окружающей среды предоставили 23 из 85 участников проекта, или 27%.

О недостаточной информационной открытости бизнеса в вопросах охраны природы говорят и другие факты. В сентябре 2007 г. в Санкт-Петербурге состоялась конференция на тему «Экологическая ответственность бизнеса как основа сохранения благоприятной окружающей среды и инвестиционной привлекательности Петербурга и Ленобласти». Из 85 предприятий Петербурга и области, которым были разосланы приглашения на конференцию, откликнулось всего четыре .

Несколько больших результатов в получении информации об экологической политике российского бизнеса удалось достигнуть совместными усилиями Всемирному банку, «Гринпис» и Независимому экологическому рейтинговому агентству (НЭРА). Весной 2007 г. организаторы проекта предложили руководителям почти 1500 предприятий раскрыть свою экологическую отчетность для составления рейтингов экологической эффективности. Организаторам проекта удалось собрать приблизительно треть разосланных анкет, заполненных с той или иной степенью полноты, что было безусловным достижением .

Источники показывают, что путь российских предприятий к экологической транспарентности достаточно сложен, а иногда и имеет тенденцию к движению вспять. Так, в рейтинге 100 экологически ответственных компаний, осуществленном агентством НЭРА в 2007 г., из 100 компаний 49 раскрыли свою экологическую отчетность менее чем на 50%, а в рейтинге 2008 г. таких компаний было уже 59. Причем среди компаний, приславших ограниченную информацию в 2007 г., находились крупнейшие корпорации страны: «Газпром нефть», «Роснефть», Форд Мотор Компани, ТНК ВР, Михайловский ГОК, «Уралвагонзавод», корпорация «Аэрокосмическое оборудование», «Вимм Билль Данн», Объединенная компания «Русал», «ТМК» и др. В рейтинге 2008 г. к информационно закрытым компаниям присоединились «Транснефть», компания «Сухой», «Уралнефтехим», «АЛРОСА», МК «Новолипецкий», «Трансмашхолдинг» и др.

Одновременно с недостаточной транспарентностью можно наблюдать буквально рейтинговую чехарду, когда за год одни компании теряют свои места и скатываются в рейтинге на много позиций, а другие, наоборот, за год поднимаются по рейтинговой лестнице на много ступеней. Так, например, в рейтинге 2007 г. ММП «Салют» был на 15-м месте и находился среди тех компаний, которые предоставили меньше 50% экологической информации, а в рейтинге 2008 г. «Салют» был уже на первом месте. Недостаточно информационно открытая компания ОАО «Вимм Билль Данн» поднялась за год с 55-го места на 33-е, но при этом своей относительной информационной закрытости не утратила . Это, на мой взгляд, настораживающее явление, поскольку экологическая ответственность - сложное и дорогостоящее дело и оно, как правило, за год не возникает и, соответственно, за год не исчезает. Такие резкие скачки в рейтинге могут в определенной мере свидетельствовать о том, что в условиях отсутствия экологического аудита предоставляемых отчетов компании не всегда дают правдивую информацию.

Возникают и другие вопросы при анализе рейтингов социально-экологической ответственности бизнеса, подготовленных НЭРА. Так, например, в рейтинге 100 экологически ответственных компаний, составленном по итогам 2007 г., присутствуют компании, которые, по данным Государственного ежегодного доклада «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации» за этот же год, находятся среди лидеров загрязнения окружающей среды. Так, ОАО ГМК «Норильский никель», находящейся на 45-м месте в рейтинге экологически ответственных компаний, занимает первое место по выбросу загрязняющих веществ в атмосферный воздух и почти в 6 раз превосходит по выбросам ОАО «Северсталь», которая, соответственно, занимает 75-е место в рейтинге и второе - среди загрязнителей атмосферы и т.д. (22; 6).

Более того, из доклада следует, что некоторые компании, значащиеся в рейтинге среди лидеров экологической ответственности, не только не уменьшили масштабы негативного воздействия на окружающую среду, но и усилили это воздействие в последние годы. Так, ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК», занявший 38-е место в рейтинге 100 экологически ответственных компаний в 2007 г., по данным доклада за период 2005—2007 гг. увеличил выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух с 16,7 тыс. т до 22,7 тыс. т, ОАО «Оскольский электрометаллургический комбинат», занявший 52-е место в этом рейтинге, увеличил выброс загрязняющих веществ в атмосферный воздух с 37 тыс. т до 40,6 тыс. т и т.д. (22; 6). По нашим подсчетам, из 90 предприятий, производящих наибольшие выбросы загрязняющих веществ в атмосферу в 2005-2007 гг. 41 компания выбросы увеличила, а 49 - уменьшили. Причем в ряде случаев увеличение вредных выбросов в атмосферу было весьма существенным. Так, Троицкая ГРЭС увеличила выбросы за эти годы с 138,9 тыс. т до 278,6 тыс. т, т.е. на 100,57%, ОАО «Братский алюминиевый завод» с 60,2 тыс. т до 93,1 тыс. т, или на 64,65% и т.д. (22; 6).

Чем можно объяснить подобное противоречие? Безусловно, прежде всего тем, что НЭРА, как свидетельствует его анкета, использовало несколько критериев для определения рейтинга социально-экологической ответственности той или иной компании. И суммарно позитивные показатели усилий компаний по охране окружающей среды в рейтингах (экологические затраты на 1 млн продукции, общие экологические издержки на 1 млн выручки в данном году, общие экологические издержки от работы одного сотрудника предприятия в году, изменение экологических издержек в данном году по сравнению с предыдущим) могли превалировать над негативными.

Между тем ситуация, при которой лидеры экологической ответственности одновременно выступают и в роли лидеров загрязнения окружающей среды, является еще одним подтверждением тому, что российский бизнес по большей части сочетает в себе черты как экологически ответственного, так и экологически безответственного поведения.

О противоречивости и разнонаправленности тенденций в развитии экологической ответственности бизнеса говорят и другие данные. Так, с 2005 по 2007 г. доля инвестиций предприятий в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды сократилась с 76 до 63,3%, в то время как ассигнования из бюджетов субъектов РФ на эти цели увеличились с 15 до 20,2%, а федерального бюджета с 8 до 14% (5, с. 170).

Подобное неоднозначное отношение отечественного бизнеса к своей экологической ответственности находится в противоречии с ожиданиями общества, крайне озабоченного положением с охраной природы. Так, по данным социологических опросов, осуществленных ВЦИОМ и ФОМ в 2006 г., экологическая ситуация беспокоила более 83% взрослого населения страны, а более 55% опрошенных оценили экологическую обстановку в местах своего проживания как «неблагоприятную», «плохую» или «критическую» .

Другое исследование показало, что более 80% российских граждан взволнованы состоянием экологии в местах их проживания . При этом опросы свидетельствуют: общество не надеется, что бизнес будет самостоятельно и добровольно решать вопросы охраны природы. Так, опрос 1255 респондентов, осуществленный в феврале 2008 г., показал, что, по мнению 57,19% респондентов, проблемы, связанные с экологией, должны решать бизнес, государство и общество; 40,37% считают, что эти вопросы должно решать государство с помощью карательных мер по отношению к бизнесу и только 2,45% полагают, что эти вопросы должен решать бизнес . Примечателен в этом плане и другой факт. По итогам социологического исследования «Корпоративная социальная ответственность: общественные ожидания», проведенного в 2005 г., респонденты (менеджеры предприятий, ученые, представители СМИ, служащие и разовые потребители) отнесли проблему предотвращения ущерба природе к числу восьми позиций, где бизнес добился наименьших успехов (11, 47).

Конечно, необходимо учитывать, что ответы на вопросы нередко напрямую зависят от социального статуса респондента. Если опрос проводится среди рядовых работников предприятия, то надо быть готовым к ответам, что бизнес должен в первую очередь повышать зарплату, а не тратиться на экологию. Так, социологическое исследование, осуществленное в 2006 г., показало, что почти 75% россиян недовольны состоянием окружающей среды, но при этом большинство (почти 40% против 32) считают, что рост благосостояния населения важнее охраны окружающей среды (11, 48).

Результаты подобных опросов говорят о том, что среди населения широко распространен экологический нигилизм, основывающийся на недопонимании первичности роли экологии в обеспечении условий для жизни человека. Осуществление на практике лозунгов «сначала благосостояние, а затем - экология» может создать угрозу самому существованию россиян.

Для того чтобы не складывалось впечатление о полной безысходности в вопросах экологической ответственности бизнеса, я позволю себе привести несколько примеров компаний, стремящихся решать экологические проблемы. Они это делают в силу ряда причин, как то: необходимости вести активную внешнеэкономическую деятельность, желания выйти на внешние рынки заимствований, подготовки к IPO или просто обладания экологической культурой.

Среди компаний, имеющих действительные достижения в уменьшении своего негативного воздействия на природу, хотелось бы прежде всего назвать ОАО «Сильвинит», за экологическим поведением которого я слежу на протяжении уже десяти лет. Данные говорят о том, что на «Сильвините» достигнуты серьезные успехи в уменьшении его негативного воздействия на природу. Результатом долгосрочной стратегии модернизации оборудования и технологий производства стало сокращение вредных выбросов в атмосферу с 5,2 тыс. т в 2000 г. до 1,6 тыс. т в 2007 г., т.е. в 3,25 раза. Это произошло благодаря переводу энергоисточников с мазута на природный газ, внедрения пылегазоочистных установок на сушильных аппаратах и т.д. Одновременно компания постоянно заботится об утилизации отходов производства в соответствии с признанными между народны ми нормами. И все это произошло в условиях, когда объемы производства удобрений в компании за тот же период возросли в 3,5 раза. Гарантией системной работы «Сильвинита» в области экологии и управления экологическими рисками является сертификация системы менеджмента окружающей среды по международному стандарту на основе ИСО 14 001:2004. Важно отметить, что предприятие выпускает экологически чистые удобрения, соответствующие мировым стандартам и имеющие международный сертификат на систему качества ИСО 9001:2000, что дает ему возможность поставлять продукцию более чем в 60 стран мира.

Подобные достижения были получены благодаря тому, что экологическая политика руководства является гармоничной составляющей планов устойчивого развития компании, а также, что в нашей стране встречается не часто, за счет модернизации технологий производства.

Достаточно серьезными по российским масштабам являются и затраты компании на экологические программы. В 2006 г. они составили 376 млн руб., а в 2007 г. эта сумма достигла 419,5 млн руб.

Усилия «Сильвинита» в сфере экологической ответственности не остались незамеченными. Так, в рейтинге НЭРА по итогам 2007 г. «Сильвинит» занял третье место среди лидеров экологически ответственного поведения. В

2006 и 2007 гг. «Сильвинит» был дважды награжден дипломом «Лидер природоохранной деятельности в России» (2, с. 39; 28). В 2008 г., из-за начавшегося кризиса, компания несколько сдала свои позиции и по итогам 2008 г. в рейтинге НЭРА откатилась с третьего на восьмое место . Однако уже в 2009 г., по данным агентства «НЭРА» и Международного социально-экологического союза (МСоЭС), ОАО «Сильвинит» в очередном рейтинге социально-экологической ответственности крупнейших российских предприятий занял первое место .

О наличии позитивных тенденций в проведении экологически ответственной политики передовым бизнесом говорит и появление экологических отчетов (ЭО) компаний, предоставляемых в РСПП. Всего же по состоянию на 2 февраля 2010 г. в Национальном Регистре нефинансовых отчетов в библиотеке РСПП было зарегистрировано 33 экологических отчета, представленных в разное время (2000-2008 гг.) девятью компаниями. Из них 16 отчетов было представлено предприятиями нефтегазовой промышленности, пять — предприятиями электроэнергетики, 11 - предприятиями деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности и один - транспортным предприятием . Родоначальником экологической отчетности было ОАО «Рязанская ГРЭС», которая подготовила первый экологический отчет в стране в 2000 г., а за период 2000-2004 гг. это предприятие энергетики опубликовало пять ЭО. ОАО «Газпром» начал публикацию ЭО в 2001 г. и за период 2001-2008 гг. опубликовал восемь ежегодных отчетов, его дочерняя структура - «Газпром транс Ухта» за период 2003-2008 гг. опубликовал шесть ЭО, «Северо-западная лесопромышленная компания» опубликовала пять ЭО (2000-2002, 2003, 2004, 2005, 2006-2007 гг.), «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК» подготовил два ЭО (2004, 2005 гг.), «Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат - три ЭО (2004, 2006, 2008 гг.), «Татнефть» - два ЭО (2000-2005 гг., 2005 г.), Группа «Илим» - один ЭО (2008 г.), «РЖД» - также один ЭО в 2006 г. . Экологических отчетов компаний за 2009 кризисный год пока не поступало.

Появление ЭО является безусловным прогрессом, поскольку посредством нефинансовых отчетов компании впервые опубликовали значительную консолидированную информацию, приближающуюся к международным стандартам экологической отчетности.

Имеющаяся в нашем распоряжении информация об экологической деятельности 180 российских компаний в 2007-2008 гг. в обобщенном виде позволяет выделить следующие направления корпоративной экологической политики.

* Соблюдение существующего экологического законодательства. Признание необходимости соблюдения экологического законодательства содержится в 80% собранных материалов. Более того, несколько компаний (прежде всего «Роснефть» и «АВТОВАЗ»), подобно их западным коллегам, разработали собственные, более жесткие чем государственные, стандарты охраны окружающей среды.

* Разработка основного документа, регламентирующего экологическую практику и декларирующего планы в области решения экологических проблем. Документ готовится в различных формах и, соответственно, имеет различные названия: экологическая политика, концепция, программа, стратегия, план, регламент и т.д. Типичным примером может служить декларация, опубликованная на сайте ОАО ОХК «Уралхим», в которой говорится, что в основе экологической политики компаний лежат базовые принципы соблюдения норм, установленных законодательством; соблюдения баланса интересов бизнеса и общества в природопользовании; систематического многоуровневого внутрикорпоративного контроля за оказываемым воздействием на окружающую среду. Конкретно же компания намерена «вводить в эксплуатацию современные технологические установки и системы очистки выбросов и стоков, утилизации промышленных отходов и рекультивации площадок их размещения» .

Наряду с документами, формулирующими экологическую политику компаний, имеются и документы, в которых обнародованы краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные планы компаний в области охраны окружающей среды. О планах в области охраны природы мы имеем информацию от 15% компаний, а у нескольких разработаны долговременные экологические программы до 2010, 2015 и до 2020 г. Такие программы имеют, например, «Роснефть» (2006-2010), «Лукойл» (2007-2010), «Полюс Золото» (2006-2015), «Аэрофлот» (до 2020 г.).

Долгосрочные программы экологической деятельности имеют и другие ведущие компании страны. Однако они не всегда публикуются как самостоятельные документы, а нередко входят в качестве составной части в программы устойчивого развития компаний. (Типичный пример - стратегия развития производства ГМК «Норильский никель»).

* Затраты на природоохранную деятельность компании. Большинство компаний (68%) - предоставило те или иные данные о своих затратах на цели охраны окружающей среды. К сожалению, эти данные разноплановы, что затрудняет их анализ. Так, одни компании публикуют информацию о своих затратах на отдельные природоохранные проекты, другие - интегральные данные об общих годовых ассигнованиях на экологические цели, третьи - называют цифру о полученной прибыли от повторного использования ресурсов и переработки отходов, четвертые - сообщают о предстоящих в ближайшие годы затратах на экологические цели и т.д. (10, 27, 33).

Но если оценивать информацию об общих затратах на экологические цели ряда крупнейших компаний, то необходимо отметить, что суммы, которые они направляли в докризисный период на эти цели, выглядят внушительно. Так, в 2006 г. «Газпром» потратил на экологические цели 12,7 млрд руб.,

«Лукойл» — 10,42 млрд руб., «Роснефть» в 2007 г. — 2,7 млрд руб., а суммарные экологические инвестиции предприятий УГМК за 2007 г. составили 3,4 млрд руб. (1, с. 80; 25; 26; 31).

При этом значительные расходы на экологию крупных компаний не отменяют того факта, что бизнес в целом пока далек от полной компенсации ущерба, нанесенного его деятельностью природе. Так, общий ежегодный совокупный ущерб, наносимый экологии, по официальным данным, оценивался в 2007 г. в 100-125 млрд руб., а инвестиции бизнеса и государства в основной капитал, направленные на охрану окружающей среды, в том же году составили 76,9 млрд руб. (5, 170).

* Реализация проектов, направленных на уменьшение негативного воздействия на природу путем внедрения новейших энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий. Лишь менее 15% респондентов отметили, что они используют новейшие достижения современной науки для решения экологических проблем. Такая слабая заинтересованность в использовании достижений НТ имеет под собой много причин. Среди них обычно называют сырьевую направленность экономики, отсутствие конкуренции, неуверенность предпринимателей в завтрашнем дне, низкий уровень у предпринимателей технологической и экологической культуры и т.д.

Вместе с тем международная практика свидетельствует о том, что внедрение современных технологий производства содействует качественному решению экологических проблем. Опыт отечественных компаний также свидетельствует об этом. Так, ОАО «РЖД», сумело за счет внедрения современных технологий значительно минимизировать свое негативное воздействие на природу. За период с 1991 по 2007 г. РЖД удалось снизить выбросы вредных веществ в атмосферный воздух от стационарных источников на 200 тыс. т, или на 58% (результаты были достигнуты за счет смены устаревших котлов, теплоэнергетических установок на более экономичные с улучшенными экологическими показателями; перевода котельных на более экологически чистые виды топлива - газ, мазут; повышения эффективности сжигания и т.д.).

Использование воды на производственные нужды за тот же период уменьшилось на 88,5 млн м3, или на 53% (сокращение потребления воды обеспечено благодаря использованию маловодных технологий, широкому применению оборотного водоснабжения и т.д.).

Сбросы загрязненных сточных вод сократились на 62,5 млн м3, или на 60% (осуществлено за счет строительства новых и реконструкции действующих локальных и узловых канализационных очистных сооружений, сокращения водопотребления в технологических процессах и др.).

Использование и обезвреживание отходов производства возросло в несколько раз и составило в 2007 г. 850 тыс. т (обеспечено за счет использования отходов в технологических процессах, очистки нефтезагрязненных грунтов биопрепаратами, регенерации отработанных масел, смазок) . Однако надо откровенно признать, что пример РЖД является не очень типичным.

* Восстановительные работы на экологических объектах (посадка лесов, очистка от отходов полигонов, очистка водоемов и т.д.). О подобного рода работах предоставило информацию около 10% компаний. Вот как выглядит типичная информация такого рода, предоставленная ОАО «Нижнекамскнефтехим». В качестве возмещении природе за нанесенный ущерб компания осуществляет «компенсационную посадку леса на площади 100 га, озеленение территории предприятия и города».

* Осуществление постоянного мониторинга воздействия компании на окружающую природную среду. Подобного рода систематический мониторинг осуществляет лишь чуть более 15% компаний. Среди них РЖД, «Роснефть», металлургическая компания SMR, Группа «ГАЗ», «Тигран-Экспресс» и др.

* Учет экологического фактора при планировании развития производства, принятии инвестиционных решений. О том, что компания учитывает экологический фактор при планировании своей деятельности заявили лишь 11 % респондентов. Позитивным примером в этом плане является отношение к данному вопросу компании SMR, в присланном материале которой отмечается, что компания проводит «всестороннюю оценку воздействия на окружающую среду по проектам модернизации и приобретения новых активов в соответствии с требованиями законодательства и стандартами Всемирного Банка» (10, 19).

* Участие в экологических акциях в регионе своей деятельности. О своем участии в природоохранных проектах заявили более половины компаний. Столь высокий показатель активности, во-первых, связан с тем, что компании во многом зависят от местных властей и вынуждены откликаться на их просьбы, в том числе и в вопросах природоохранной деятельности. Во-вторых, многие компании склонны представлять свои экологические проекты, как проекты регионального значения, что имеет под собой основания, поскольку нередко от крупных предприятий зависит качество экологического состояния целого города, района и даже области.

Имеются примеры, когда компании действительно участвуют в региональных экологических программах. Так, в соответствии с Соглашением о сотрудничестве между администрацией Вологодской области и ОАО «Газпром», компания ООО «СЕВЕРГА

Виттенберг Евгений Яковлевич - доктор исторических наук, профессор РГГУ, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН.

{textmore}
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 11.07.11 | Просмотров : 9031

Введите слово для поиска
Главная О компании Новости Медиа архив Файлы Опросы Статьи Ссылки Рассылка

© 2019 All right reserved www.danneo.com