Навигация
Главная Статьи
 
Пользователь
Забыли пароль?
Регистрация
 
Поиск
 
RSS / MAP / W3C

RSS - международный формат, специально созданный для трансляции данных с одного сайта на другой. 
Используя готовые экспортные файлы в формате RSS, вы можете разместить на своей странице заголовки и аннотации сюжетов наших новостей. 
Кроме того, посредством RSS можно читать новости специальными программами - агрегаторами новостей - и таким образом оперативно узнавать 
об обновлениях нужных сайтов.
Google SiteMap
Valid XHTML 1.0 Transitional
 
ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ ОТНОШЕНИЯ РОССИИ И БЕЛАРУСИ В ЕВРОПЕЙСКОМ КОНТЕКСТЕ

Автор констатирует обострение российско-белорусских отношений в условиях новой международной ситуации, что, по его мнению, ставит Путина перед дилеммой. С одной стороны, Москва считает белорусского Президента гарантом союза двух государств и того, что Беларусь не будет дрейфовать в сторону объединенной Европы. С другой - Кремль опасается политических и материальных затрат, которые может повлечь за собой тесное сотрудничество с режимом Лукашенко.

В контексте трансформационных процессов в Восточной Европе Беларусь представляет собой во многих отношениях особый случай. Во внутриполитическом плане страну можно характеризовать как антимодель по сравнению с другими реформирующимися государствами региона. Прежде всего, она отличается политикой реставрации черт, присущих распавшемуся Советскому Союзу, ярко выраженным авторитарным режимом, сопротивлением экономическим реформам, тенденцией подавления любых проявлений плюрализма. В своей внешней политике режим занимает жесткую антизападную позицию. Одним из его главных устремлений является объединение Беларуси и России. Россия также может получить геостратегические и геополитические преимущества от объединения с Беларусью, особенно после вступления в ЕС Польши и Литвы.

В то же время ЕС, исходя из политики расширения на Восток, стремится развивать более тесные отношения добрососедства с Украиной, Беларусью и Молдовой. На этом пути труднопреодолимым для нее препятствием становится репрессивный, государственно-интервенционистский режим в Минске

Существует много оснований говорить об особом пути Беларуси. К их числу автор относит недостаток национальной идентичности и национального самосознания у белорусов. Это обстоятельство усиливается еще двумя факторами, ухудшившими ее стартовые позиции по сравнению с другими странами, вступившими на путь трансформации. Во-первых, в республике практически полностью отсутствовала отечественная реформаторская элита, способная дать стране свежий импульс развития. Во-вторых, независимая Беларусь осталась, по выражению автора, в тени истории. После перелома Запад заботился о развитии интенсивных контактов с Польшей, Украиной и балтийскими государствами, одаривая Беларусь лишь ограниченным вниманием

В настоящее время отношения между Москвой и Минском характеризуются как сходящимися, так и расходящимися интересами. Население Белоруссии высказывается преимущественно за сближение со своим славянским братом. В основном эту идею поддерживают старшее поколение и те 30% жителей республики, которые имеют родственников в России, получали там образование, начинали карьеру и проходили службу в армии. Вместе с тем большая часть городского населения, молодежь, интеллектуалы, люди свободных профессий выступают за тесные отношения с Россией при условии сохранения национального суверенитета Беларуси и сближения с Европой.

Между тем стало ясно, что интеграционная динамика достигла на бумаге своих политических границ. Оказалось, что Ельцин, как и Лукашенко, подгонял интеграционный проект согласно девизу Движение - все, цель - ничто, стремясь достичь дополнительной популярности. Обе стороны интересовались больше популистскими символами, чем практической реализацией статей договора. Уже с началом вступления в должность Путина стало очевидно, что интеграционная концепция двух неравных партнеров с трудом поддается согласованию. Во время своего первого визита в Минск Президент России дал понять, что времена цветистых речей о славянском братстве ушли в прошлое, а действительная интеграция двух стран может осуществляться только в том темпе, в каком будет происходить выравнивание их экономических систем. По мнению Х.Тиммерманна, В. Путин стремится деполитизировать союзный договор, считая первостепенной задачей создание общего экономического пространства.

Острые противоречия существуют между Москвой и Минском в сфере денежной и валютной политики. Белорусское руководство выступает против поглощения собственной денежной единицы российским рублем, а также против того, чтобы Центробанк (Москва) стал единственным эмиссионным банком. В качестве альтернативы белорусская сторона предложила несколько вариантов: создать безналичную денежную единицу для расчетов между предприятиями обеих стран, сформировать паритетный валютный совет или учредить наднациональный центральный банк союзного государства. Автор подчеркивает, что, с точки зрения Москвы, белорусские предложения полностью неприемлемы.

Наряду с экономическим сотрудничеством происходит тесная кооперация двух стран в военной сфере, где наблюдается конвергенция интересов. Применительно к России речь идет о геополитических преимуществах и военно-стратегической безопасности ее западного предполья. Главную роль в постановке вопроса об укреплении военно-стратегического потенциала России сыграли расширение НАТО на восток и бомбовые удары по Югославии. Соразмерный ответ на возникающие угрозы виделся в формировании совместных контрсил в данном регионе. Однако еще нельзя однозначно утверждать, сохранит ли Москва свое стремление к углубленной военной и военно-технической кооперации с Минском после событий 11 сентября. В ходе нового международного позиционирования России по отношению к Западу в целом и к НАТО в особенности, Беларусь как стратегический партнер России, а тем самым военный союз Беларуси и России могут потерять для Москвы свое значение.

После учреждения в Риме Совета России-НАТО наблюдается новая динамика в отношениях России с Североатлантическим альянсом, ее более интенсивное участие в создании совместных структур безопасности в Европе. Наряду с борьбой против международного терроризма общим полем деятельности становятся контроль за безопасностью и разоружением, усиление глобального режима нераспространения ядерного, химического и биологического оружия, а также предотвращение кризисов и управление ими. Это придает России вес как равноправному партнеру в решении главных вопросов международной жизни. В свою очередь для Лукашенко выработка общих с Россией позиций по ключевым вопросам внешней политики является центральной задачей союзного государства. Поэтому в новых международных условиях Беларусь оказывается под ударом. Несмотря на эту трудную ситуацию, белорусский Президент повел себя, как считает Тиммерманн, достаточно реалистично. Не идя на поводу у коммунистическо-националистической оппозиции (как это было накануне президентских выборов в России в 2000 г.), он по крайней мере на вербальном уровне стал соответствовать новым условиям. В то же время в выступлениях Лукашенко присутствовал саркастический тон в оценке нового сотрудничества России и НАТО. Здесь многое является пиаровской игрой, в действительности же происходит немного. Несмотря на все сближение, продолжает сохраняться и дальше целый ряд противоречий в интересах между Россией и НАТО, поэтому порох надо держать сухим. Совершенно очевидно, что антизападно настроенный Президент делает ставку на то, что сближение России с трансатлантическим сообществом имеет тактический характер и не будет долгим.

Более проблематичной, чем прохладные отношения с НАТО, является для Лукашенко фактическая самоизоляция по отношению к ЕС. После приема в Евросоюз Польши, Латвии и Литвы эти государства попадут в зону регулирования на основе Шенгенских соглашений, что приведет к еще большему сокращению экономических связей Беларуси с западными соседями.Проблема осложняется тем, что отношения России с ЕС становятся все более тесными, а это уже создает для Беларуси опасность самоизоляции с Востока.

Автор отмечает растущее международное давление на Белоруссию начиная с середины 90-х годов. Учитывая этот фактор, а также интенсификацию партнерских отношений России с ЕС, Лукашенко стремится, со своей стороны, развивать более тесные экономические отношения с Евросоюзом. Он предлагает европейцам благоприятные условия для инвестиций и даже участия в приватизации. Но взаимные договоренности до сих пор не достигнуты, поскольку ЕС ждет от Лукашенко более открытой политики, допущения оппозиции к активному участию в решении государственных вопросов и т.п.

Начиная с 1999 г. такие организации, как ОБСЕ, ЕС и Совет Европы многократно пытались наладить диалог и переговоры с политическими партиями Беларуси, чтобы создать предпосылки для нормализации отношений с этой страной. Многие зарубежные наблюдатели надеялись, что после своей победы на выборах Лукашенко уменьшит давление на оппозицию. На самом деле репрессии против неугодных персон и групп усилились, а формирование альтернативных центров власти не получило развития.

По мнению Тиммерманна, нынешний режим вызывает нарекания как среди населения, так и среди элит. В работе приводятся данные опроса, проведенного независимым Институтом изучения общественного мнения (г. Минск) в апреле 2002 г., который зафиксировал поддержку Президента на уровне 31, 1% с тенденцией дальнейшего снижения.

Исходя из вышесказанного, делается вывод о нестабильности режима Лукашенко. Показателями слабости его правления автор считает следующие факторы: 1) упрочение белорусской оппозиции и тесное сотрудничество между ведущими либеральными оппозиционными политиками России и Беларуси; 2) ненадежную белорусскую номенклатуру; 3) экономический спад; 4) недостаточный приток капитала; 5) компрометирующую роль Беларуси как партнера Москвы.

Хотя возможность сохранения длительной стабильности правительства Лукашенко вызывает сомнения, в ближайшее время смена режима не предвидится. Тем не менее вышеназванные факторы представляют собой серьезную угрозу для его власти. Поэтому политика Запада должна принимать в расчет эти обстоятельства и быть готовой к поливариантному развитию, в том числе к смене режима мирным путем.

Автор излагает основные задачи будущей стратегии ЕС в отношении Беларуси, называя ее двойной стратегией диалога. Она состоит в том, чтобы в рамках решений ЕС, с одной стороны, поддерживать целенаправленные контакты с представителями режима, а с другой - демонстрировать демократической оппозиции и созревающему гражданскому обществу солидарность и оказывать им широкую поддержку (с. 34). Эта двойная стратегия во многом напоминает германскую восточную политику эпохи существования двух мировых систем.

Эволюция отношений Европы с Беларусью должна происходить как на официальном уровне, так и на общественном. Реализации стратегии постепенных шагов могут послужить следующие конкретные действия Запада.

Институциональная привязка (ратификация Договора о партнерстве и кооперации, оказание Беларуси консультативной помощи в гармонизации ее законодательства и экономических механизмов в интересах белорусского экспорта с учетом стандартов и норм ЕС). Возможна также асимметричная либерализация торговли: медленнее у Беларуси, быстрее у ЕС.

Политика регионального Восточного измерения - принятие направлений развития сотрудничества с Беларусью, Украиной и Молдовой (аналог проекту ЕС Северное измерение). Причем в этом проекте должно быть отведено место Польше, Венгрии, Литве и Латвии.

Приглашение представителей номенклатуры режима Лукашенко (усиление представительства Беларуси на Западе за счет приглашения европейскими политическими организациями, экономическими кругами и общественными институтами). Создание таких коммуникационных каналов важно не в последнюю очередь потому, что при смене системы они могут быть моментально использованы для широкого сотрудничества (с. 36).

Экономические связи, прежде всего признание Беларуси как государства с рыночной экономикой, стимулирование средних и малых предприятий, поддержка в создании современной инфраструктуры финансов и безопасности, обеспечение государственных гарантий повышения квоты ЕС при импорте из Беларуси и экспорте в Беларусь.

Облегчение визового и пограничного режимов. Здесь необходимо найти modus vivendi, чтобы обеспечить баланс между интересами безопасности внешних границ ЕС, с одной стороны, и возможностью облегченного пересечения их - с другой. В пограничных областях можно предусмотреть переход через границу при наличии защищенных пластиковых идентификационных карт. Такая стратегия не должна быть оторванной от диалога на гражданском и общественном уровнях. Для этого существуют различные программы.

Например, программы Tacis. Причем предусмотренного финансирования на 2000-2003 гг. в размере 10 млн. евро может быть недостаточно. Кроме того, предполагается введение следующих программ.

Программа поддержки со стороны федерального правительства (ФРГ), которая предусматривает на 2003 г. выделение 2, 5 евро на проекты в области образования, социальной сферы и здравоохранения, развития малых и средних предприятий, окружающей среды и энергетики.

Поддержка независимых средств массовой информации, особенно в связи с предстоящими выборами в Республике Беларусь.

Партийные контакты, прежде всего, политических партий стран Евросоюза с родственными партиями Беларуси. (Например, тесные связи шведских и германских социал-демократов с белорусской партией Народная грамада).

Солидарность с профсоюзами, против которых Лукашенко принял ряд жестких мер, особенно после выдвижения на последних президентских выборах кандидатуры председателя независимых профсоюзов - Гончарика.

Работа в смешанных группах, которая считается важным элементом стратегии двойного диалога. Это организация странами ЕС так называемых смешанных семинаров, конференций, поездок, в ходе которых белорусские представители государственной власти будут встречаться с представителями демократической оппозиции.

В целом выводы автора сводятся к следующему: С точки зрения противоречивых интересов России и Беларуси как партнеров по союзу становится совершенно ясно, что учреждение союзного государства с обширными наднациональными полномочиями не имеет будущего. ...Поглощение Белоруссии Россией тоже маловероятно, поскольку оно натолкнется на почти единодушное противодействие режима и оппозиции. Можно предположить, что обе стороны будут вести и дальше формальные переговоры о гармонизации отношений в решении экономических и административных вопросов, чтобы быть готовыми к альтернативной политической ситуации. Созданное на основе свободных выборов демократическое правительство Беларуси должно сохранять тесные отношения как с Россией, так и с ЕС. В той степени, в какой единая Европа будет срастаться политически, экономически и в военном отношении, чувствительный вопрос выбора (или-или) отойдет на задний план. У Беларуси есть потенциал, позволяющий ей стоять на собственных ногах: в конце концов, страна была наиболее развитой после Балтийских государств республикой Советского Союза. Этот потенциал нужно развивать при поддержке России и ЕС, поскольку он (потенциал - Л.Ш.) с реставрацией Лукашенко советской модели и методов долгое время направлялся по неверному пути.

{textmore}
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 11.07.11 | Просмотров : 2229

Введите слово для поиска
Главная О компании Новости Медиа архив Файлы Опросы Статьи Ссылки Рассылка

© 2019 All right reserved www.danneo.com